(no subject)

Любить Бога, но не любить при этом мир, им созданный напоминает мне «Я тебя очень-очень люблю. Мне вот только как ты говоришь - не нравится, еще бы волосы неплохо перекрасить и характер поменять и готовить научиться. Но я так тебя сильно люблю-люблю. Ты мне только частями не нравишься»

Катя, ты посрала?

Недавно с женщинами за чаем на работе разговор от больницы, в которой недавно одна из них лежала, перешел к родам. Двое вспомнили, что их после родов заставляли поссать «А то – грозились медики– катетер поставим!»

А меня и не заставляли. Только помню, подруга спрашивала вторым вопросом после «Как ты себя чувствуешь?» - «Ты сходила в туалет по большому?» И беспокойство в глазах такоое. Потому мне запомнилось, что посрать после родов – это что-то особенное.
И когда это случилось, мысль была такая: «И это всё??? И почему об этом столько говорят?»

Историческая неизбежность.

Начать вступать в отношения ради удовольствия, просто потому, что хочется (или интересно) – это историческая неизбежность.

Поменять фамилию и родить ребёнка можно и без отношений. И даже себя самой прокормить, вполне.

Когда-нибудь это должно было случиться. Так обычно с неизбежностями - историческое развитие предопределено.

Из страданий всё из страданий, и из логики. Надоедает же когда-то в отношениях мучиться; или быть привязанной к одному и тому же человеку от вынужденности доолгие годы, хотя видеть его уже противно, не то что сексом с ним заниматься. Целоваться. Тьфу. Брррр

Вот логика и подсказывает: «Не хочется жить так – буду жить по-другому»

Моя Алиса разговаривает с телевизором.

Я про Алису приложение Яндекса.
Например, в фильме говорят: «Элис, как твои дела?»
И Алиса тут же отвечает милым голосом: «Хорошо, а как твои?»

Ещё бывает, открывает вкладки, сказав предварительно «Сейчас найду» (думает, что у неё герой фильма о чем-то спрашивает «Сколько бегемотов в Африке», например); или уточняет вопрос «Не поняла запрос. Спросите ещё раз» - Это она к голосу из телевизора обращается.
А вчера вдруг заговорила с телевизором на английском с оооочень русским акцентом.

Она не всё время, конечно, разговаривает. Ответа когда от телевизора не получает, который ожидала, видимо, то замолкает. На некоторое время.

Очень такое приложение Алиса по моей ментальности. Я тоже люблю с телевизором разговаривать и фильмы комментировать во время просмотра. Поэтому в кино не хожу. Так шикать, пшикать и кулаки показывать начинают.

А вот Сири в Айфоне со мной не разговаривает.
Я ему: «Сири!» (он у меня мужским голосом разговаривает) говорю: «Привет Сири!» А он – молчит.
Или «Спасибо» ему за прогноз погоды, проложенный маршрут или установленный будильник, а он опять в ответ молчит.
Алиса бы «Пожалуйста» сказала.

Не понять иностранцам российскую душу. Даже если иностранец – приложение компьютерное или телефонное. И нефиг им понимать. Пусть догадками мучаются.

Если бы я не верила в Бога (я не про религию, я про внутреннее ощущение и логическое знание),

то жить мне было бы страшно.

Такой маленькой относительно огромного мира, в котором летают миллионкилометровые в диаметре планеты, ездят машины, животные имеют когти и всякие смертельные зубы и жала. А я такая маленькая в своем теле, которое мало того, что маленькое и беззащитное относительно огромного мира, так ещё хочет есть, быть в тепле, комфорте, любви и ласке.
От страха бы залезла под стол, или вообще не смогла бы жить, парализованная страхом.

А так я знаю/верю, что не одна. И не так страшно. Даже бывает и совсем не страшно, а наоборот даже – радостно.

Какая работа – проституция, а какая – нет.

Вот я, например, люблю секс, но в проституцию – неа, без меня. Потому как если любимое дело превращается в работу, оно превращается и в проституцию, считаю.
Если я просто занимаюсь сексом, то я выбираю с кем, как и когда. А если секс - моя работа, то за меня всё выбирают. И ещё вокруг меня образуются всякие начальники(сутенеры), бухгалтеры(редакторы), заработок которых от моей выработки зависит. Накладные расходы они бизнеса. Никуда без накладных расходов.

Я хочу сказать. Что в любом деле, которое называется работой и обеспечивает мне доход, есть то, что выбирают за меня, что мне делать, когда, и как, и с кем, и о чем etc etc
Например, составлять отчеты, или писать программы или приходить там в 9 и отбывать до 18; или прибегать к начальнику по первому свистку. У каждого своё, короче.

Я как-то пыталась зарабатывать на sмм, неплохо платили. Сначала прикольно было, но потом эта работа стала так противна, что хоть два пальца в рот от неё. Ну не могу я впендюривать людям то, без чего (на мой взгляд) они спокойно проживут. Проституция это для меня, а не работа.

Потому я, чтобы меня от себя самой не тошнило; и чтобы достаток был, так разделила.
Работа – это где мне платят за мои профессиональные и общие компетенции; и что в моём понимании правильно, ок, ну в общем от делания чего сон не пропадёт, обжираться не захочется и тошнить от себя самой не будет.

А творчество – это не работа, без денег т.е. Потому что для меня творчество, как секс. Если за деньги, то проституцией это чувствую.
(Это я про себя только; не про каких творческих работников. Не знаю, как у кого с этим)

Сказали, что все равны. Например, мужчины и женщины. А как стать равным – не сказали, не научили.

Потому, если кто меня круче или там, богаче, то я ему завидую. Мы ж равны, почему ж он круче?!
Ещё бы лет 20 назад эта зависть преобразовалась бы в желание отобрать, а неравного того, сделать равным.
Но сейчас - нет. Насилие не в тренде же.
Но зависть то остаётся!
Свербит зараза.
Потому потребность в равенстве и неполучается его достичь/почувствовать в насилие против себя оборачивается.

Потому, думаю, так много мальчиков хотят стать девочками, а девочки – мальчиками. От зависти всё. Думают, что быть девочкой, мальчиком лучше. Да и возможность сейчас есть для этого, научная.

Чтоб не хотелось над собой (или ещё кем) насилие учредить нужна мера какая то равенства, в чём его мерить/измерять/взвешивать.
Не в килограммах же, не в деньгах и уж точно не в том, у кого какой писюн.